Управленческое

консультирование

Главная ] Вверх ] Архив публикаций ] Рубрикатор ] Авторы ] Партнёры ] Редколлегия ] Получатели журнала ] Примечания ] English ]

 

2003, № 1

Евгений БОНДАРЕНКО, Сергей ВАСИЛЬЕВ, Петр ИВАНОВ, Андрей КОРМАНОВСКИЙ

Как развивают депрессивные территории

"До войны здесь было только аграрное и мелкокустарное производство. Пятнадцать лет назад 12000 человек работали в газо- и нефтехимии - нефтепромышленный комбинат на базе международного газопровода, от 6000 до 8000 были заняты электроникой, 12000 - в производстве стали. Эти предприятия почти не выдержали перехода. Что-то осталось в двух городах, однако от этого профиля осталось не более 10%..."

"Рыночная экономика теряет смысл. Когда в магазине 80 сортов сыра, человек все равно покупает один. Часы за 20000 долларов и за 10 долларов показывают одно и то же время. Последние 40 лет социализм боролся с капитализмом, капитализм победил, но не все хорошо с капитализмом. Еще 30 лет мы будем сталкиваться с тем, что мы делали 30-40 лет, например с окружающей средой. Производство только для создания рабочих мест. Об этом громко не говорят, но то, к чему мы стремились, никогда не было достигнуто... Мы приходим к выводу, что некоторые методы социалистической экономики не такие уж плохие".

Здесь приведены слегка скорректированные (без названий городов и конкретных предприятий) цитаты из выступлений представителей правительства земли Бранденбург, бургомистра и председателя торговой палаты Франкфурта-на-Одере и руководителей Агентства перспективного развития земли Бранденбург (г. Потсдам).

Не станем делать глобальные выводы на основе этих частных мнений, выраженных к тому же на фоне острой полемики, но все познается в сравнении, а восточные немцы сравниваются не с Россией, а тоже с немцами, но западными. В таком сравнении земля Бранденбург (население - 6 млн. человек с Берлином, 3,6 млн. человек без Берлина, площадь 30000 кв. км - самая большая земля Германии, ВНП в 2000 г. - 118,2 млрд. евро, рост ВНП с 92 по 2000 год - 5,1%, экспорт в 2000 г. - 12 млрд. евро, импорт в 2000 г. - 10,7 млрд. евро, уровень безработицы в 2000 г. -16,5%.) - типичная депрессивная территория как в широком, так и в узком смысле термина.

Земля Бранденбург депрессивна в широком смысле термина, так как для динамичного развития нуждается во внешнем федеральном и со стороны Евросоюза финансировании. В узком смысле депрессивность эта вызвана не традиционной отсталостью региона, а упадком ведущих отраслей промышленности градообразующих предприятий.

Кризис, с разной степенью успешности преодолеваемый в земле Бранденбург, типичен для всей Восточной Германии (бывшей ГДР) и имеет комплексный, а не только экономический характер. Основы его были заложены в 1945 году, когда войска союзников продвигались по Германии. С востока Советская Армия преодолевала глубоко эшелонированную оборону, с огромными людскими потерями перемалывала "города-крепости". Франкфурт был одним из таких городов, и в страну входили солдаты, насмотревшиеся на гитлеровские зверства в России. С Запада почти без сопротивления по весенней земле шли войска союзников. Как это было, хорошо описано во фронтовых очерках Хемингуэя. После разделения Германии в западной ее части был установлен режим управления, в основных чертах достаточно привычный и естественный как для всей Европы вообще, так и для немцев в частности. В восточной Германии устанавливался режим централизованной экономики, который требовал перестройки не только в экономике, но и в идеологии и в психологии.

Методы перестройки мягкими не были. Один из особняков бывшего района КГБ в Потсдаме украшает надпись на немецком языке: "Из Потсдама - в Воркуту". Коллеги, побывавшие в эти времена во франкфурте-на-Одере, вспоминают город с типовым строительством и программами повышения рождаемости и поддержки многодетных семей - преодолевались последствия войны. Город, после войны разделенный между Германией и Польшей, однако, не интересовался своей историей, не восстанавливал исторических зданий и церквей и где-то в это время здесь взорвали полуразрушенное здание средневекового университета. В Восточном Берлине жилые кварталы района Александерплац также практически неотличимы от "сталинских" и "хрущевских" районов Москвы или Ленинграда. К семидесятым годам XX века ГДР была витриной социалистического лагеря - одной из наиболее развитых стран социализма с мощной современной промышленностью.

Западная Германия жила, однако, богаче и свободнее, и восточные немцы ей завидовали. В конце 80-х годов произошло историческое объединение Германии. Берлинская стена пала. Страна воссоединилась, но это не было объединением равных частей. Бедного родственника приняли в приличную семью. Были проведены и экономическое, и идеологическое преобразования. Экономическое преобразование состояло, в первую очередь, в приватизации. Отличие этой приватизации от российской состояло в том, что приватизируемые предприятия было кому купить - у бизнеса Западной Германии деньги были. При этом западный бизнес действовал традиционно -оценивал активы по их рыночной стоимости и устранял абсолютных монополистов, а также потенциальных конкурентов.

Поэтому гиганты социалистической индустрии, они же монополисты, были разбиты на небольшие предприятия, лишь часть из которых оказалась в состоянии что-то производить. Старые руководители, возглавившие эти предприятия, преследовали благую цель сохранения рабочих мест. Они, однако, умели работать, но не умели продавать и ориентироваться на рынке. Предприятия с устаревшей технологией рыночной ценности не имели и были в основном ликвидированы. Предприятия -потенциальные конкуренты - были приобретены и закрыты. Так, от производства полупроводников во Франкфурте (от 6000 до 8000 работающих) осталась только научно-исследовательская часть - 50 человек.

Экономическая "чистка" сопровождалась чисткой идеологической. Центральные органы управления ГДР были ликвидированы, местные органы преобразованы, а их работники, как бывшие проводники чуждой идеологии, в новой Германии были не нужны. Ликвидировались или прореживались кафедры в университетах, профессора с московскими и ленинградскими дипломами считались неблагонадежными.

Не афишируемая "охота на ведьм" стала затихать только к началу XXI века. Ответ на вопрос: "Много ли у вас в местных органах управления работает бывших работников администрации ГДР?" звучит так: "Сейчас у нас работает довольно много молодежи до 30 лет из Восточной Германии". В момент воссоединения Германии этим людям было по 15-17 лет. Такова экспозиция территории, которая сейчас выходит из депрессивного состояния.

Каковы направления выхода из депрессии? Оставим за скобками Берлин. Теперь это - столица объединенной Германии, мощный европейский транспортный узел - вокзалы, три международных аэропорта, автотрассы, культурный, университетский (три университета), торговый центр. Город стоит в лесах, ведется обширное новое строительство и реставрация старых зданий. На это идет финансирование Евросоюза, Федерации и местных органов.

Рассмотрим подробнее пути развития и основные отрасли провинции. Как утверждают представители органов местного управления, единой и всеобъемлющей стратегии в рамках федерации нет. Есть, однако, стратегия территориального развития и геополитика Евросоюза, общие направления развития Германии и стратегии местного развития. Равнодействующая этих стратегий, взаимодействуя с наличными ресурсами, и определяет пути развития территории, формы и методы реализации стратегий не отличаются существенно от принятых в нашей стране, хотя их качественное наполнение несколько иное.

В качестве примера можно еще раз упомянуть ZAB - Агентство перспективного развития земли Бранденбург. По организационно-правовой форме это - общество с ограниченной ответственностью, примерно 75% деятельности которого финансируется на договорной основе правительством земли, имеющее в числе учредителей инвестиционный банк с фондом поддержки в 600 млн. евро (2001г.), 103 сотрудника, шесть рабочих центров в Бранденбурге и четыре представительства за границей (Детройт, Москва, Дубай, Сингапур). Наличие такого ресурса действительно позволяет правительству земли эффективно использовать все инструменты экономической и технологической политики для развития территории - от субсидий для инвесторов до финансовой поддержки инноваций, обеспечивать становление и выведение на рынок малого и среднего бизнеса, в том числе реально поддерживая создание сетей предприятий, кооперацию малых фирм с целью усиления их позиций на рынке за счет объединения ресурсов.

Есть качественные отличия и в работе торгово-промышленных палат. Деятельность ТПП в Германии не совпадает с границами земель. Членство в ТПП обязательно для предприятий, например, в ТПП земли Бранденбург насчитывается 33907 членов. Кроме того, есть также профессиональные торгово-промышленные палаты. Своей основной задачей ТПП земли Бранденбург считает подготовку к расширению Европейского Союза. В сфере компетенции ТПП находятся вопросы социального страхования, пенсионного обеспечения и налогообложения (с использованием механизма согласования законопроектов).

Одной из важнейших особенностей является ответственность ТПП за профессиональное обучение работников (государство за это не отвечает). Обучение ведется на основе контрактов с предприятиями по единой программе, и профессиональный аттестат, выдаваемый по результатам также единого экзамена, действителен на территории страны. А вот дальнейшее повышение квалификации и переквалификация работников находятся уже в ведении фирм.

Одним из главных направлений деятельности правительства земли стало развитие отрасли медиа- и информационно-комуникационных технологий. Оборот этой отрасли в 2000 году составил 12 млрд. евро. Отмечается создание Медиагорода Потсдам-Бабельсберг, центра в Адлерсхофе и Института высокотехнологичной микроэлектроники во Франкфурте-на-Одере. Историю последнего стоит изложить подробнее, так как начальная ее часть весьма напоминает ситуацию в Великом Новгороде. Как отмечено выше, полупроводниковое производство во Франкфурте, занимавшее до 8000 человек в городе с населением в 72000 жителей, после объединения Германии практически прекратилось. Удалось, однако, сохранить интеллектуальное ядро НИИ, занимавшего ведущие позиции в области разработки сверхчистых помещений для полупроводниковой промышленности, и научный задел в области углеродных и кремний-германиевых полупроводниковых структур. На этой базе был создан и проинвестирован на 128 млн. марок институт Innovation of High Performance Electronic. Это позволило, в свою очередь, привлечь инвестиции фирмы Intel в объеме 1.5 млрд. долларов для строительства завода по производству полупроводниковых чипов. Завод уже строится, здесь предполагается организация до 1500 новых рабочих мест.

В регионе отмечается самая большая концентрация биотехнологических предприятий (150) - высокие технологии пятого и шестого технологических уровней. Кроме того, в этом направлении работают три университетских клиники, 5000 ученых в рамках 200 научных проектов. Создание новых биотехнологических предприятий поддерживается и сопровождается в семи биотехинкубаторах. Лидерство в этом направлении составляет предмет гордости региона. Следует отметить, однако, что биотехнологии считаются потенциально опасными для работающих и отчасти поэтому вытесняются из западных областей в восточные, где, с одной стороны, профессиональный уровень высок, а с другой - высока безработица и в 1.5 - 2 раза ниже средняя зарплата.

Отрасль, основанная на старом фундаменте,- химическая промышленность. ГДР была здесь традиционным лидером. Переход к рынку нанес отрасли серьезный, но не смертельный удар. Были использованы новые возможности. Так, большие мощности нефтехимии в Шведте были ориентированы на переработку возрастающего импорта из России. В ряде случаев помогла радикальная структурная перестройка. Например, фирма BASF в Шварцхайде перешла на работу в режиме системного интегратора сети малых и средних фирм поставщиков, контрагентов и дистрибьюторов. Однако прежний уровень химии еще не достигнут.

Отмечается также развитие транспортного машиностроения, автомобилестроения, пищевой промышленности, инфраструктуры.

Остановимся на еще одной важной стратегической составляющей регионального развития - подготовке кадров и исторической преемственности. Как сказал обербургомистр Франкфурта-на-Одере Мартин Патцельт: "Раньше мы торговали товарами, теперь знаниями". В городе открыт университет "Европейский университет Виадрина". Здание университета восстановлено в 1995-1996 годах, стоило 60 млн. марок (без оборудования и компьютеров) и финансировалось паритетно землей Бранденбург и федеральным бюджетом. Созданная в это же время университетская библиотека содержит около 1 млн. томов специальной литературы, университет выписывает несколько сотен наименований журналов, в том числе немало российских. Название университета восходит к франкфуртскому университету Виадрина, просуществовавшему с 1506 по 1811 годы.

Университет имеет сейчас три факультета - юридический, экономический и культурологический и ориентирован на подготовку немецких, польских студентов и •студентов из Восточной Европы. Слоган университета - "Учиться для будущего Европы".

Выпускники университета решают насущные текущие задачи - экономике земли Бранденбург остро не хватает специалистов по хозяйственному праву и рыночной экономике. Университет решает стратегическую задачу Евросоюза (естественно, не без финансовой помощи Евросоюза) - включение в общеевропейскую структуру новых членов, в данном случае - Польши, философия, идеология, технологии единой Европы воспринимаются польскими студентами этого университета, а также его филиала в Познани. Внимательно отрабатываются особенности культурных различий. Доктор Кржиштоф Войцеховский по заказу торгово-промышленной палаты провел исследование и написал пособие по деловой культуре и этикету для немецких предпринимателей, занимающихся бизнесом в Польше. Недостаток пограничного положения Франкфурта становится преимуществом использования его как связующего звена - символическое изображение моста украшает многие документы университета, мэрии и торгово-промышленной палаты. Эта же функция выполняет и полезную тактическую роль. Выше отмечалась существенная разница в доходах специалистов на западе и востоке Германии. Эта разница вызывает постоянную миграцию кадров -восточные немцы уезжают на запад. На их места могут приходить польские специалисты, выпускники университета.

Университет обеспечивает подготовку кадров для развивающейся и модифицирующейся экономики, образуя первое звено инновационной цепочки. Инновации должны созреть и развиться до рыночной стадии. Эту функцию выполняют инкубаторы новых технологий, с одним из которых мы познакомились. Расположенный во Франкфурте центр бизнеса и инноваций работает в рамках концепта стратегического развития региона и специализируется на поддержке предприятий в отраслях микроэлектроники (описанное выше полупроводниковое производство было поддержано именно этим центром), металлообработке, телекоммуникациях, логистике и пищевой промышленности. Центр входит в сеть европейских центров BIC - EBN -Business Innovation Center - European Business Network и при создании использовал финансирование от Евросоюза в размере 18 млн. евро и 4 млн. евро кредита. Центр является еще одним примером того, как недостатки пограничного положения обращаются в достоинства. Центр активно пользуется дешевой польской рабочей силой и низкими налоговыми ставками польской свободной экономической зоны. Телекоммуникационные услуги центра продаются как немецкой, так и польской стороне, при этом спектр услуг включает не только связь, но и заказы, покупки, поиск клиентов и маркетинговые опросы.

Транспортно-логистический центр опирается на две основные целевые груп­пы - западно-европейские фирмы, идущие на Восток, и восточно-европейские фирмы, идущие на Запад. Оказываются услуги по поиску партнеров, по пограничным и перевалочным операциям, услуги водителям грузовиков. Инкубаторная программа центра обеспечивает поддержку создания малых предприятий в рамках и на площадях центра. Первые полгода молодая фирма пользуется услугами бесплатно, затем с нее берется оплата за помещение, которое она может занимать до пяти лет (средний срок окупаемости вложений и получения прибыли). Есть возможность организации собственного строительства на прилегающих площадях - заложен потенциал развития самоподдерживающегося научно-производственного центра по модели Кремниевой Долины. Если новое предприятие относится к разряду малых и если оно находится в Еврорегионе, центр оказывает ему услуги по консультированию, подготовке кадров и предоставлению площадей для выставок и конференций. Таким образом, функционирует вторая составляющая часть инновационного процесса. В регионе Бранденбург действует сеть таких инновационных центров.

Вставшие на ноги предприятия действуют сами. В выступлениях многих руководителей и специалистов отмечались серьезные трудности психологической перестройки руководителей предприятий - нужны самостоятельность, ответственность и умение работать с рынком. До сих пор далеко не у всех это получается. В 2002 году отмечено 45000 банкротств, в основном малых и средних предприятий.

Посещением инновационного центра завершилось наше знакомство с регионом. Последний день поездки был посвящен визиту в Бундесрат, где нам описали механизм взаимодействия федеральной власти и управления землями в Германии. Но это уже тема для отдельной статьи.

В заключение авторы хотели бы еще раз высказать признательность как программе Тасис и фирме АБУ-Консалт, организовавшей эту весьма информативную поездку, так и многочисленным немецким коллегам, рассказавшим и показавшим много поучительного и полезного из своей практики развития депрессивных территорий.

horizontal rule

* Предлагаемая вниманию читателей статья написана в основном по результатам обучающей поездки в Германию 11-17 января 2003 г. в рамках проекта Тасис "Региональное экономическое развитие и антикризисные стратегии". Материал подготовлен при поддержке германской консультационной фирмы "АБУ-Консалт".

 

Предыдущая Главная Вверх Следующая        Рейтинг@Mail.ruРейтинг@Mail.ruRambler's Top100